«Ко мне пришла Юля. Она просила меня достучаться». Финалистка «Битвы экстрасенсов» предупреждает моделей Лошагина об опасности 24 Июня 2015, 18:54

фото с личной страницы в Facebook Галины Багировой

Известный экстрасенс, финалист восьмого сезона программы на ТНТ Галина Багирова рассказала, почему следила за судебным процессом Дмитрия Лошагина. В интервью «URA.Ru» медиум сообщила, что пыталась на расстоянии воздействовать на итог.

— Галина, правда, что вы первая еще год назад сказали, что Лошагин виновен, и что он получит реальный срок 10 лет? Можете сделать прогноз о том, как будет развиваться ситуация в дальнейшем?

— Когда была программа на «Первом канале» в комнате, где мы сидели с героями — первой женой Лошагина и адвокатом Иваном Волковым, я стала говорить все. Описала город, как это было, как Лошагин это сделал, описала его машину, дорогу, по которой он поехал. Он все убрал, тщательно продумал. Он не должен был оставить следов.

Почему я не забыла этот случай? Когда я рассказала, что вижу, на меня все обрушились. После этого я отказалась ходить на передачи. Это была тема, за которой я следила. Когда прочла в СМИ, что его оправдали, была в шоке. Знала, что не может быть такого. Я так переживала, потому что не могла ошибиться. Мой компьютер забит новостями следствия. Я знала, что его должны посадить и была удивлена, когда он уехал из суда. Я так переживала, что пошла в церковь и попросила Матерь Божью о правде. И мне приснилась Юля. Потом на информационном поле увидела ее. Я медиум, говорю с неживыми людьми. Это как Интернет — в котором есть информация. Юля просила меня достучаться.

— До кого? Что она вам говорила? Душа Юли простила убийцу?

— Не простила. Она рассказала, как это получилось. Что у них были плохие отношения, что очень мешала ревность. Она просила, чтобы правда восторжествовала. Я пообещала ей, что буду просить Бога, чтобы это случилось. Я маме Лошагина в лицо не сказала, но ее муж поднимал на нее руку. У ее сына глаза, как у него. У него глаза ясные, похожие на глаза льва. Он может не владеть собой, совершить безумие. Если бы они раньше разошлись, месяцев за шесть, за восемь, был бы шанс на выживание.

Когда я увидела фотографию Юли, она позировала на плите и голова откинута, а он за спиной — это вызвало картину кладбища. Я поняла, что она не будет живой. Я просматривала сьемки, когда он ей предложил замужество. Есть там такой момент, где она на слоне. Когда ветка помешала и она ее отодвинула и у нее над губами появилось белой пятно. Оно не бывает у живых людей. Это видят ясновидящие. И когда он взял ее на руки я поняла, что ее жизнь закончилась. Эти два человека никогда не должны были вступать в брак

— А вы, когда смотрели на фотографии Дмитрия, что почувствовали? Как он переживает эту ситуацию?

— Дмитрий не ожидал, что такой будет результат. Когда его второй адвокат попал якобы в больницу, помните... это я работала внутри. И когда был взят второй адвокат мамой Прокопьевой (Жорин) я поняла, что преступление будет раскрыто.

— А у вас есть прогноз о том, как он сможет пережить заключение? Он выходец из другой среды, личность творческая, ему будет крайне тяжело оказаться там...

— Конечно, ему будет очень тяжело. Но он сможет привыкнуть к тюрьме. Еще будет книги писать. Он ранимый, эмоциональный — это большие плюсы. Но надо признать ошибку. Его вина только в том, что он нанес нечаянный удар. Он был в ненормальном состоянии. От него есть какой-то запах. Он чем-то опьянен. Если бы он сразу покаялся, что все произошло случайно, возможно, его судьба сложилась бы по-другому. Почему он не пошел на детектор лжи, почему он молчал? Потому что он знает правду. Все что уже произошло — это только начало истории.

— То есть впереди еще много важных событий для участников этой драмы?

— Вот сейчас начинается пик. Юлина мама будет доказывать, что Юля работала и вносила деньги. И ей должна достаться определенная часть. Будет еще третья часть — там будут попытки выйти досрочно... Они будут обжаловать, уменьшить срок. Обязательно.

Возможно, будет такой момент, когда он покается, когда ему пойдут на уступки, чтобы смягчить его положение. Но если мама Прокопьевой даст на это согласие. Только тогда у него будет менять жизнь. Прощение у нее надо вымолить или материально заплатить. Это преступление будет раскрыто. Человеческая кровь просто так не пропадает. Мне очень жаль маму Дмитрия. Она переживает такое горе.

Но у Дмитрия был заложен такой сценарий. У него есть безумные работы. Это говорит о его психике. Человек давно был на этой грани. Есть фотография, где женщина как бы в сетке, в решетке. Женщина, которая снималась... Для нее это очень плохая фотография. Их там несколько. Девушка, которая стоит с поднятой ногой и еще одна на скате крыши. Ничего хорошего в судьбе их не будет. С ними что-то должно произойти. Или уже происходит. Я думаю, в судьбе этих моделей должны произойти события. Там есть опасность, которую они повторят в жизни. Я ахнула, когда увидела.