Кто и что ждет Дмитрия Лошагина в тюрьме 24 Июня 2015, 17:10

Богемный фотограф окажется перед выбором: платить деньги, жить под шконкой или висеть «на крючке». «В лагере предъявят за серьгу в ухе…». ФОТО

Дмитрий Лошагин после оглашения приговора. 24 июня 2015 год

Осужденный фотограф Дмитрий Лошагин будет вынужден платить и откупаться, чтобы выжить в камерах и бараках. Такую перспективу арестанту для «URA.Ru» нарисовали бывалые люди и правозащитник. Где представителя гламурной тусовки уже ждут, как дорого фотографу обойдется его образ жизни и почему он может быть полезен ФСБ. Подробности — в материале агентства.

В момент публикации этого материала фотограф Дмитрий Лошагин едет в изолятор временного содержания. Как рассказал корреспонденту «URA.Ru» представитель общественно-наблюдательной комиссии по соблюдению прав граждан в местах лишения свободы Дмитрий Рожин, перед СИЗО № 1, осужденного гражданина, вне зависимости от его статуса, по правилам, должны везти в изолятор временного содержания УВД Екатеринбурга.

Судебное заседание по делу Лошагина. Прения.
Екатеринбург, лошагин дмитрий
С 25 декабря 2014 года Дмитрий Лошагин был на свободе, но под судом. 

«В пенитенциарной системе все подчиняется четкой процедуре. В ИВС арестанта фотографируют, „откатают пальчики“ — заведут на арестанта дело. Туда вложат расписку о том, что он предупрежден об ответственности за побег. Все это занимает некоторое время, после чего уже перевозят в СИЗО системы ФСИН», — перечисляет алгоритм Рожин.

Можно предположить, что часть процедур Лошагин избежит, поскольку уже привлекался по тому же делу. Поэтому после вынесения приговора и разъяснения его основных пунктов фотограф минует ИВС, но в СИЗО может сразу не попасть — автозак по жаре поедет по так называемой «кольцевой», чтобы собрать других арестантов из других судов.

Впрочем, самое «интересное» начнется именно в знаменитой тюрьме на екатеринбургской улице Репина, где Лошагин попадет в «карантин» — особые камеры для только что осужденных.

«Этот этап тюремной жизни фотографу будет в новинку. С ним будут работать специалисты ФСИН, которые — на сленге — „раскидывают“ новоиспеченных зэков по колониям в соответствии с уже устоявшимся критериями.

Согласно им, в частности, не допускается содержание впервые попавших в места лишения свободы с тему, кто уже отбывал срок. Также не сидят вместе люди, осужденные по „тяжелой“ статье с теми, кто получил срок за нетяжкое преступление. Так называемые „бывшие сотрудники“ по понятным не должны находится среди общекриминальных заключенных», — говорит Дмитрий Рожин.

Общие правила уголовно-исполнительного кодекса РФ предполагают, что преступник отбывает наказание в том регионе, где совершено преступление при наличии колоний соответствующего типа. Дмитрий Лошагин осужден к 10-летнему сроку заключения в колонии строгого режима, которых в Свердловской области четыре.

Это значит, что Магадан фотографу не «светит» — максимум это ИК-63 в Ивделе. Ближе него находятся ИК-5 (где «сидит» экс-вице-мэр Екатеринбурга Виктор Контеев) и ИК-12 — обе в Нижнем Тагиле, а также ИК-10 — она вообще в столице Среднего Урала, в районе завода РТИ.

Во всех четырех содержатся зэки-«первоходы» с тяжелыми статьями.

В какую из колоний после обжалования приговора может поехать Лошагин — вопрос пока дискуссионный. По мнению другого собеседника агентства, уже отбывавшего срок, героя новостей скорее всего ждет нижнетагильская ИК-5, которая считается «красной», где строго соблюдаются правила администрации.

Одно из зданий ИК-5 в Нижнем Тагиле. Отзывы об этой колонии самые разные: от заявлений правозащитников об избиениях осужденных до нейтральных комментариев бывших зэков Фото — сайт «Правозащитники Урала»

«Лошагинское дело очень резонансное, а фигуранты таких дел сидят, как правило очень неплохо в отличие от простых людей. Но в любом случае, все решают деньги. Если за фотографа договорятся — сам-то он уже никто — то он будет сидеть с комфортом. В СИЗО Екатеринбурга, забитом до отказа, это может быть четырехместная камера с холодильником и телевизором. Если не договорятся, то в камере могут и под шконку загнать. Это за убитую им бабу с него не спросят, а вот за образ жизни, за сережку в ухе и сексуальные эксперименты — запросто. Могут и убить», — рассказывает знающий собеседник.

В любом случае, многое зависит от окружения в камере: если договорятся, то сокамерников будет интересовать не сексуальные предпочтения, а только деньги.

Коллажи на Дмитрия Лошагина уже присылают в редакцию «URA.Ru» читатели

Собеседники «URA.Ru» уверены, что в лагере, куда попадет Лошагин, его финансовые активы (лофт, автомобили, квартиры и счета банках) будут интересовать больше всего.

«Еще на „карантине“ — аналогичному в СИЗО — арестант будет „прощупываться“ на предмет платежеспособности. Непременно будут узнавать, что осталось из имущества. Что будет дальше — зависит от того, как договорятся и на каком уровне. Может получится и так, что уже в карантине скажут — „этого не трогать“. И за счет сидельца, скажем, отремонтировать корпус. Может быть и себе что-то купят. Действовать в интересах администрации может так называемый „красный актив“, состоящий в секции дисциплины и порядка.

Коллаж от читателей „URA.Ru“

Если денежные вопросы не решат миром, тогда могут выбивать могут по 100 — 200 тысяч рублей в месяц. Случаи такие были. В любом случае, с богатого сидельца будут все, пока не получат все что нужно», — резюмирует собеседник, попросивший об анонимности.

По словам Рожина, Дмитрий Лошагин может рассчитывать на спокойную жизнь — либо трудоустроят (ИК-5 примыкает к одному из тагильских заводов) и дадут «красить вагоны», либо оставят без работы. «Будет учить правила внутреннего распорядка для достижения педагогического эффекта. Личное время 1-1,5 часа в сутки, даже если не заключенный сидит без работы», — подытожил правозащитник.

Впрочем, есть и другой сценарий. «Не исключено, что фотограф будет приманкой для коррупционеров. В таком арестанте заинтересованы как сотрудники службы собственной безопасности, так и ФСБ. Будут ловить на Лошагина как на живца», — рассказал «URA.Ru» представитель силового ведомства.