За что осудят Дмитрия Лошагина 23 Июня 2015, 23:50

Между строк приговора фотографу уже записано: поднимал руку на жену, водился с наркоманами, жил во власти денег и опасных страстей

Сегодня, 24 июня будет оглашен приговор по делу об убийстве Прокопьевой-Лошагиной. Вердикт суда может быть как обвинительным, так и оправдательным, но суть процесса будет снова недоступна читателям. Почему образ жизни богемного фотографа может стать сильным доказательством виновности — знает екатеринбургский юрист Иван Кадочников.

Само дело, связанное со смертью жены Лошагина, не представляется сложным. Напомним, найден обгоревший труп, позднее опознанный как труп Юлии Прокопьевой. В период следствия Дмитрий Лошагин попытался вылететь в Симферополь, что еще больше утвердило правоохранительные органы в его виновности. После чего оперативный сотрудник Прокопчик П.М. в своем рапорте сообщает о том, что Лошагин сообщил ему о смерти Прокопьевой, а также о сокрытии и уничтожении ее трупа. На наборе этих фактов полиция сделала закономерный вывод о виновности фотографа и передала дело Следственному комитету. СКР расследовал дело и передал его в суд. Судья Измайлов оправдал Дмитрия Лошагина, но вышестоящая инстанция отменила оправдательный приговор. Этими скупыми строчками можно описать все те публичные данные, доступные жителям Свердловской области, да и не только. Все остальное — «шелуха», бодро присыпавшая это дело.

Но нас интересует юридическая составляющая этого дела без смакования деталей и «трупных пятен». Обратимся к тем данным, которые случайно просочились в прессу и были замечены профессионалами.

Надо прямо и честно сказать человеческое «спасибо» тем «профессионалам», которые «завалили» первоначальное вскрытие трупа Юлии в Первоуральске. Благодаря этой безграмотной работе, мы не знаем дату и время смерти. Непрофессионально сработали все. Так что мы никогда объективно не узнаем, когда именно умерла Юля.

Никто официально не ознакомлен, а стороны процесса опять же утаивают особенности заключения судебной комиссионной медицинской экспертизы № 81/764-14 от 24 апреля 2014 года. Именно на основании этого документа следствие сделало выводы о причинении тяжкого вреда здоровью Юлии Прокопьевой. Между тем в прессу все же просочились обоснованные сомнения экспертов. И они предполагают, что дата смерти — это не 22 августа, а несколько позже.

Благодаря «заваленному» первоначальному вскрытию трупа мы до сих пор не знаем важных для дела деталей. Били ли Юлию ногами, обутыми в обувь, по голове, кто схватил несчастную руками за голову и какой неизвестный, приложив силу, повернув голову, наклонил ее в направлении назад и вправо. Все это — просто слова.

Но характер повреждений очень похож на элемент сексуальных игр под названием «удушение». Да, наша богема практикует и такой способ сексуального удовольствия. Ряд других экспертов вообще предполагает, что имело место быть сначала сексуальное «удушение» после вечеринки, в котором кое-кто перестарался, а смерть наступила от того, что полузадушенную Юлию неудачно запихнули в коробку, свернув голову. Но, повторимся: мы этого не знаем, так как материалы дела видели только адвокаты, следствие и суд. Мы вынуждены руководствоваться «крупицами» из СМИ, обрывками слухов и рассказами за «рюмкой чая» коллег.

Все остальное, тщательно тиражируемое прессой, — это реальная «шелуха», так как является косвенными уликами, особо не влияющими на обстоятельства дела.

И вот на основании этих фактов да и ряда процессуальных действий суд вынужден вынести приговор. Здесь реально жалко судью Измайлова, который на основании только косвенных улик должен был решать — виновен Лошагин или невиновен. И Измайлов решил.

Но судопроизводство имеет ряд своих «маркеров». Таким «маркером» является личность обвиняемого, на основании её судья может сформировать свое внутреннее убеждение. Здесь все еще сложнее: Лошагин бил бывшую жену. А это сигнал: поднимать руку на женщин он умеет. Также Дмитрий принадлежит к богеме, которая замечена за употреблением не только элитного алкоголя, но очень часть в сводках новостей рассказывают о нахождении в местах тусовки дорогих наркотиков. С максимальной долей вероятности нормальный человек, не имеющий юридической профессиональной деформации, должен очень быстро для себя решить: ВИНОВЕН. Но это нормальный человек, «вскормленный» данными СМИ и руководствующийся нормами социальной справедливости.

А человек, отработавший много лет с уголовной составляющей, знает, что для истероидных психологических типов нанесение публично легких телесных повреждений является нормой. Но вот пойти на убийство истерики не способны в силу нарциссизма и ряда других факторов. Опять же — богема и тусовка, в которой таких большинство. Таких, как Лошагин.

И представим себе судью в совещательной комнате. У него под рукой кратко выписаны все обстоятельства дела, и по каждому доказательству сделана пометка: доказывает или не доказывает. Все доказательства косвенные. В принципе, можно и признать виновным, так как наказание в РФ очень демократично, в отличие от Европы: сроки маленькие, есть шанс быстро выйти по УДО. Но тут шумиха в прессе, внимание СМИ, элитные адвокаты с обоих сторон — точно будут поднимать шум и придираться к запятым. Судья Измайлов огласил вердикт: невиновен. Областной суд его поправил и отменил все. Те же косвенные улики (и ничего нового) вновь исследует новый судья того же суда.

Пресс-конференция по письму в ЕР против Марчевского. Екатеринбург, кадочников иван
Об авторе. Иван Кадочников, адвокат филиала № 3 Свердловской областной коллегии адвокатов, выпускник Уральской государственной юридической академии. Специалист в области юридического сопровождения крупных имущественных конфликтов и избирательной деятельности, эксперт по вопросам права в СМИ.

А здесь еще и Лошагин, который повел себя нетипично — не пошел на сделку со следствием и не получил «привычные» два года по ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), которые бы точно пошли «в зачет» времени нахождения в СИЗО. Более того, Дмитрий молчит. Видимо, Дмитрий все же знает, к кому Юлия Прокопьева поехала по-богемному в кемпинг «На Московском тракте». Опять же всем понятно, что имеющееся имущество богемной пары, нажитое в браке, точно бы не позволило оплатить услуги столь элитных адвокатов. Молчат все, ибо это выгодно. А пока ты молчишь — есть шанс остаться в живых. Подсудимому это тоже известно.