Лошагин повторяется. «У меня больной позвоночник, и я не смог бы поднять ее тело» 04 Июня 2015, 11:24

В эти минуты в Октябрьском районном суде Екатеринбурга зачитываются показания фотографа Дмитрия Лошагина, данные им во время первого процесса, который вел судья Эдуард Измайлов. Давать новые показания Лошагин отказался, воспользовавшись 51-ой статьей Конституции.

Стоит отметить, что тогда, во время первого процесса, заседание суда закрыли от прессы. Сейчас заседание открытое и все могут услышать, что именно рассказывал тогда — 7 октября 2014 года — Лошагин. Однако большая часть информации с закрытой части процесса ранее попала в прессу через адвокатов фотографа и адвокатов подсудимого.

Фотограф рассказал о событиях злополучной вечеринки 22 августа 2013 года, когда, по версии следствия, и была убита Юлия. В частности, Лошагин рассказал о том, что после того, как он спустился с крыши лофта, ему стало плохо и его рвало в туалете. По его словам, Прокопьева пила шампанское, а потом красное вино. Сам он пил белое вино. Лошагин также пояснил, что на вечеринке у него никаких конфликтов с Юлией не было. «Настроение у нее было нормальное, она хотела продолжить тусоваться. Она сказала, что если я не хочу ехать, то поедет с Лейлой», — отметил Лошагин. По его словам, он не видел ни как Юлия спускалась с крыши, ни как она ушла из лофта. То, что жена пропала, его не удивило, так как такие ситуации были и раньше. «Сор из избы я выносить не хотел, осторожно спрашивал о том, где она, у знакомых», — отметил Лошагин.

Он также рассказал о том, что у Юлии были психологические обиды. «Юля была нежеланным ребенком. В семье хотели мальчика. На Юлю в 12 лет легла нагрузка по дому. В 17 лет Юля захотела уехать из Тагила, а мать ей дала 5 тыс. рублей и сказала: „Ни в чем себе не отказывай“. У Юлии всегда было потребительское отношение к жизни — мы ходили четыре раза в месяц в магазин, на шопинг. Но я ради нее перестал общаться с первой женой. У меня не было умысла на убийство жены. Я бы не смог ее убить. У меня нет такой подготовки. У меня больной позвоночник, и я не смог бы поднять ее тело», — рассказывал на прошлом суде Лошагин.

Фотограф также рассказал о странном звонке. Неизвестный позвонил Лошагину и спросил, где Юлия, на что он ответил: «Не знаю». После этого звонивший сказал ряд нецензурных слов, которые Дмитрий воспринял как угрозу.

В заседании объявлен перерыв. Через пять минут зачитывание показаний Лошагина продолжится.