Московский эксперт сделал новые заявления по делу Лошагина. «В икеевский контейнер труп вошел бы...» 26 Мая 2015, 13:50

В Октябрьском районном суде Екатеринбурга завершился допрос московского специалиста Александра Дегтерева (ООО «Независимая экспертиза», Москва). Это судебно-медицинский эксперт, который специально приехал на процесс по громкому делу фотографа Дмитрия Лошагина.

Дегтерев Родился в Берлине (ГДР). Стаж работы — с 1978 года по специальности судебного эксперта.

«С заключениями эксперта я согласен частично. Ряд выводов я не разделяю. Я считаю, что можно сделать иные выводы, — отметил Дегтерев. — Я согласен с заключениями с повреждениями в области шеи, не согласен о давности наступления смерти и не согласен о времени нанесения телесных повреждений. Нужно исходить из судебно-медицинских данных. Первичный эксперт Чулочникова проводит измерения в прямой кишке и отмечает температуру окружающего воздуха. Измерения в прямой кишке надо делать 2-3 раза с интервалом 45-60 минут. Это уже нарушение действующих правил. Точно установить давность наступления смерти очень трудно или даже не представляется возможным. Давность смерти — более 8, но менее 10 часов от времени обнаружения трупа».

По его словам, первый, первоуральский эксперт гнилостных изменений не обнаружила. Отсюда его вывод: смерть Прокопьевой наступила меньше суток до обнаружения тела.

Он также пояснил, что на слизистой влагалища были обнаружены повреждения и они возникли за 30-45 минут до наступления смерти. «Равномерного термического воздействия на труп не было. У погибшей были воздействия температуры на голову и верхние конечности, остальные части тела пламени не подвергались», — заявил москвич.

Эксперт также пояснил, что травму шеи мог нанести только человек со спецподготовкой. «Я видел, как это делается, в боевиках и детективах, но у меня это не получится. Человек должен хорошо знать, как это сделать, и должен быть специально подготовлен», — объяснил специалист.

Он также заявил, что во время нанесения травмы Прокопьева могла кричать, а после она уже не могла и двигаться. Все повреждения влагалища и прямой кишки произошли от воздействия тупого предмета, в том числе руками и продолговатыми предметами и палкой.

В ходе судебного заседания появился и «икеевский ящик», в котором, по версии следствия, Лошагин и вывез тело жены в лес.

«В такие контейнеры можно поместить только при условии отрубления верхних и нижних конечностей. Целиком в такую коробку положить труп крайне проблематично. Нужно сложить его вдвое или как-то закрутить. Нужно приложить большое усилие. И на костре труп был бы в позе эмбриона. Поза тела, которую я видел на фото, не соответствует представленному контейнеру», — отметил Дегтерев.

Он также объяснил, что гнилостный запах трупа отсутствовал — это говорит о «свежести трупа».