Судебно-медицинский эксперт чуть не сбежала с суда по делу Лошагина. «У меня маленький ребенок...» 21 Апреля 2015, 12:10

Сегодня в Октябрьском районном суде Екатеринбурга продолжился процесс по громкому делу фотографа Дмитрия Лошагина, обвиняемого в убийстве жены — модели Юлии Прокопьевой-Лошагиной.

Первой допрашивали Светлану Истомину, менеджера кейтеринговой компании «Ягода», которая занималась обслуживанием злосчастной вечеринки в лофте на Белинского, где, по версии СКР, и была убита Юлия. Она рассказала, что среди напитков были красное и бело вино, шампанское и сок. Также свидетель пояснила, что среди закусок были канапе и куриное филе, а какие именно были фрукты, она не помнит. «Стандартно предоставляем — клубнику, киви, яблоко, апельсин, может быть», — уточнила Истомина.

Отметим, что государственный обвинитель Микаэль Оздоев постоянно задает вопросы про фрукты и конкретно про апельсины. Дело в том, что в желудке Прокопьевой были найдены остатки апельсиновой кожуры и тем самым косвенно может подтвердиться информация о том, что Юлия из лофта не выходила.

Затем в суде произошел небольшой инцидент. После окончания допроса Истоминой из зала захотела уйти судебно-медицинский эксперт. «У меня маленький ребенок, можно я уйду?» — спросила женщина. Все участники процесса очень удивились, что все это время она сидела в зале, хотя должна была находиться в коридоре и ждать своей очереди. В итоге эксперта пожурили и решили все-таки допросить.

Экспертом оказалась Анна Бахманова (ранее фигурировала в деле как Чулочникова, но сменила фамилию). Именно она производила судебно-медицинскую экспертизу трупа Юлии Прокопьевой. По ее словам, повреждение шейного позвонка в данном случае мог осуществить взрослый мужчина. «При падении с высоты такое повреждение причинено быть не могло», — уточнила эксперт.

На место происшествия она выезжала. Осмотр, по ее словам, проходил более двух часов. При этом сегодня эксперт уже точно не помнит обстоятельства того, как именно горело тело, когда его обнаружили. «Труп был недостаточно подвержен воздействию пламени», — в итоге заключила она. В морге она осматривала труп через несколько дней. Эксперт выявила повреждения во влагалище и в прямой кишке. «Они могли образоваться из-за трения тупым твердым предметом, возможно, напряженным половым членом», — отметила она.

Отвечая на вопрос, может ли жертва кричать во время применения такой травмы, она сказала, что возможны негромкие крики. Эксперт также добавила, что после причинения смерти не было выявлено переломов, травм и следов волочения тела.

Бахманова отметила, что срок наступления смерти — менее трех суток. То есть, зная, что тело нашли днем 24 августа, можно предположить, когда именно произошла смерть. На уточняющий вопрос адвокатов Лошагина, когда все-таки она произошла, уверенно эксперт сказать не могла и не исключила, что смерть могла быть, как за трое суток, так и за несколько часов до обнаружения трупа.

Лошагин также проявил активность и задал эксперту несколько вопросов. Сейчас заседание суда продолжается.