«Я работаю на Рябову бесплатно...» Адвокат Лолиты и Джигурды прилетел в Екатеринбург на суд по делу Лошагина. БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ 15 Апреля 2015, 07:45

В Екатеринбург из Москвы прилетел «звездный» адвокат Сергей Жорин, знаменитый своими клиентами — Лолитой, Джигурдой и многими другими. Сегодня в свердловском областном суде пройдет новое заседание по громкому делу фотографа Дмитрия Лошагина, обвиняемого в убийстве своей жены — модели Юлии Прокопьевой-Лошагиной, и Жорин примет в нем участие лично. Столичный защитник будет представлять на нем интересы потерпевшей, матери погибшей девушки, Светланы Рябовой. В интервью «URA.Ru» он рассказал, что не получит от Рябовой гонорар, считает, что доказательств для обвинительного приговора Лошагину достаточно и собирается предъявить суду новых свидетелей.

Почему вы взялись за это дело?

Не из финансовых соображений точно. Участвую в этом деле абсолютно безвозмездно. Меня глубоко тронула эта трагедия. Когда я увидел маму Юлии и то состояние, в котором она пребывала, это не могло оставить меня равнодушным. Возникла непредвиденная ситуация — она осталась без адвоката (Евгений Черноусов и Рябова не договорились и не заключили соглашение перед началом повторного процесса — прим. «URA.Ru»), и я не смог ей отказать. При этом когда я как обыватель наблюдал за этим процессом, у меня было представление, что Лошагин невиновен. Но когда я с ним пообщался с помощью телемоста на канале «Россия-1» после его освобождения в конце прошлого года, мое мнение кардинально изменилось.

Что именно изменилось?

Для меня очевидно, что он говорил не совсем правду в тот момент и, на мой взгляд, переигрывал и усиливал представление, что он очень переживает по поводу этой ситуации. Сейчас он показывает свое истинное лицо, когда начинает троллить погибшую супругу и ее мать, пытается ее очернить и обвинить, хотя это никак не может повлиять на исход процесса. Курила она марихуану или не курила — не важно. Произошло жестокое убийство, и отношения к делу курение не имеет. Лошагин пытается сформировать общественное мнение и показать негативную сторону семьи погибшей. Таким образом он пытается повлиять на суд, но я надеюсь, что это у него не получится. По крайней мере, я сделаю все, чтобы суд был беспристрастен и объективен.

Вы упомянули, что «Лошагин пытается сформировать общественное мнение», а как вы будете бороться с этим? Кажется, что сейчас Лошагину вновь удалось сколонить общественное мнение в свою пользу?

Общественное мнение — важно, но для меня все-таки второстепенно, потому что я юрист и адвокат. И я хочу добиться законного и обоснованного приговора. Лошагин, конечно, оказывает влияние на общественное мнение, и небезуспешно. Он отзывается негативно о своей погибшей супруге и фактически издевается над ее матерью, называя ее неадекватной. Я хочу задать вопрос: «А как бы вы себя вели, если бы вашего близкого родственника убили, а виновный бы не понес наказания?» Я видел множество ситуаций, когда родители, потерявшие детей, и седели, и [быстро] старели, и сходили с ума. И я никому не хотел бы пожелать того, что чувствуют люди, чьи дети погибают в результате жестокого преступления. Поэтому смеяться и издеваться над Светланой — это мерзко и подло. У меня нет задачи очернить Лошагина или сказать, что он плохой фотограф и человек. Есть задача разобраться в том, что произошло на самом деле и кто виноват. Если человек является хорошим фотографом, то это не означает, что он не может совершить преступление. Личные характеристики тут отходят на второй план. Агитировать против Лошагина я не собираюсь.

Как вы оценивате работу адвоката Руслана Дьячкова?

Он профессиональный адвокат, имеет опыт работы в следственных органах, участвовал в различных резонансных делах, например, в деле худрука Большого театра, которого облили кислотой, и в деле музыканта Юрия Антонова, избитого байкером. Он все делает грамотно и я в нем уверен, но работу нужно оценивать по результату.

Вы сами ведете в основном дела по бракоразводным процессам, а тут дело об убийстве...

Неправда. Мне все время пытаются приклеить какие-то ярлыки. Если говорить о специализации — это защита чести и достоинства, права на изображение, но и уголовных дел мы вели немало, о которых я говорил выше. И дело против Филиппа Киркорова, и дело против Валерия Меладзе и многие другие. Бракоразводных процессов тоже, конечно, много было, но это не основная специализация.

Считаете ли вы, что дело нужно вернуть на доследование?

Если возникнет необходимость, то мы соответствующее ходатайство заявим. Пока такой необходимости нет, следствие поработало неплохо. Изначально я думал, что есть большое количество недочетов, но ознакомившись с делом, я полагаю: доказательств достаточно и на этом этапе. Считаю, что следствие поработало неплохо и нашло много улик... Но посмотрим, как будут развиваться события. Думаю будут сюрпризы во время судебного процесса, на которые нам предстоит реагировать.

Будут ли представлены новые свидетели?

Возможно...

Вы надолго в Екатеринбурге?

Планирую быть до конца недели...Сегодня и завтра буду на процессе.

Будете еще приезжать на заседания?

По возможности буду участвовать. Все зависит от моего графика.

Напомним, что сегодня заседание пройдет в Областном суде. Начало — в 11.00