Решение по делу Лошагина Свердловский облсуд вынесет сегодня. Подробности заседания и версии сторон. ФОТО 26 Февраля 2015, 15:09

 

В Свердловском областном суде продолжается рассмотрение громкого дела фотографа Дмитрия Лошагина. Судья Андрей Минеев, который должен либо оставить оправдательный приговор Октябрьского районного суда Екатеринбурга по делу об убийстве модели Юлии Прокопьевой в силе, либо отменить его, удалился в совещательную комнату. Решение будет вынесено в 17.00.

Сегодняшнее заседание началось примерно в 10.30. Мать убитой девушки, Светлана Рябова, ходатайствовала о приобщении к делу документов: водительского удостоверения, заграничного и отечественного паспортов Прокопьевой.

«Они были обнаружены в гаражном боксе Дмитрия Лошагина в автомобиле Audi. Вместо того, чтобы вшить в дело, их отдали мне. В ходе следствия мне не разъяснили следователи, насколько эти документы важны. Они должны быть в деле как вещдоки. Эти документы должны храниться в материалах дела как доказательство того, что Юлия не могла никуда уехать на машине и не могла выехать за пределы России», — отметила Рябова.

Ее поддержал и московский адвокат Евгений Черноусов, который заявил: «Следователи неправильно сделали, что отдали документы. Они нарушили инструкцию и незаконно отдали их Рябовой».

Апелляция по приговору Дмитрию Лошагину, свердловский облсуд. Екатеринбург, рябова светлана, черноусов евгений

Адвокаты Лошагина, Сергей Лашин и Зоя Озорнина, выступили против этого ходатайства. В итоге судья отклонил его. «Они уже приобщены к делу, копии есть в деле. Документы изъяли в ходе обыска», — отметил судья.

Затем выяснилось, что еще один потерпевший по этому делу, брат Юлии Михаил Рябов, не пришел на заседание из-за «моральной травмы».

После этого Черноусов и прокурор Микаэль Оздоев изложили свои аргументы по несогласию с вынесенным приговором. Оба они считают приговор судьи Эдуарда Измайлова незаконным и необоснованным. «Выводы суда основаны на ложных показаниях Лошагина и версии эксперта Паждина. Только эти два столпа», — отметил Оздоев. Адвокат Черноусов в своей речи также напирал на то, что заключения московского эксперта Паждина незаконны.

Апелляция по приговору Дмитрию Лошагину, свердловский облсуд. Екатеринбург, оздоев микаэль

«Не исследовано само документальное заключение, не было заявлено ходатайство приобщить его к делу. Каким образом документ оказался в деле — непонятно. В основу приговора легло лишь мнение специалиста Паждина, , - отметил Черноусов. — Дело в том, что УПК допускает приглашение специалиста, но мнение должно идти в совокупности с документами. Заключение специалиста не было должным образом приобщены к делу. Оказывается, Паждин исследовал этот вопрос по ксерокопиям. Рябова и прокурор никогда бы не приобщили это заключение к делу. Паждин не изучал материалы дела. Это недостоверные материалы».

По его словам, довод Паждина о том, что смерть наступила не 22, а 24 августа, несостоятелен, так как Прокопьева не выходила из лофта: «Нет ни одного доказательства, что она выходила. Все произошло в лофте». Вообще адвокат Черноусов вел себя довольно сурово и однажды даже круто осадил Рябову. «Что вы на меня смотрите, внимательно слушайте меня», — сказал он ей, когда она не сразу поняла, как отвечать на его вопрос.

Апелляция по приговору Дмитрию Лошагину, свердловский облсуд. Екатеринбург, рябова светлана, черноусов евгений

Прокурор Микаэль Оздоев в ходе своего выступления во время прений заявил, что оправдательный приговор, вынесенный Октябрьским районным судом Екатеринбурга, должен быть отменен. Более того — Оздоев считает, что Лошагину необходимо изменить меру пресечения и «Избрать в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу, так как он он может оказать давление на свидетелей».

Впрочем, адвокат Черноусов выступил против ареста Лошагина: «Мера пресечения — отсидел год и три месяца. Какие вы дополнительные доказательства вы нашли? Пусть он будет здесь и работает! Зачем вы туда его тащите. Пусть он находится на свободе. Один раз подвели суд и опять подводить суд. Мы согласны, чтобы он находился на свободе».

Сама Рябова изменилась и стала более спокойной. Возможно, на нее повлиял Черноусов. Свою позицию она излагает с написанного листа, и лишь в конце выступления немного срывается на эмоции и вновь плачет.

«Юлия не хотела признаваться в том, что Лошагин не может ужиться ни с одной женщиной. Все произошло в ходе очередного конфликта. Мои показания незаконно отклонили. Лошагин тянул время и вводил меня в заблуждение. Искали все, кроме него. Он путал следы. Суд посчитал, что показания Лошагина логичны. Но как же так? У меня нет цели его оговаривать», — заявила Рябова.

Затем в суде выступили адвокаты Лошагина, Лашин и Озорнина, и изложил свои доводы. Так, в частности, Лашин изложил так называемые «25 тезисов».

Апелляция по приговору Дмитрию Лошагину, свердловский облсуд. Екатеринбург, лашин сергей

Приведем их также тезисно, так как ранее они были подробно изложены в предыдущих публикациях. «Конфликтов на вечеринке не было. Конфликт наедине — вымысел стороны обвинения, — уверенно заявил Лашин. — Предъявленное обвинение не подтверждено — обвинительный приговор выносить нельзя. О побоях — это лишь предположения. Какой-либо конкретики в отношении ссор и побоев ни потерпевшие, ни свидетели не сообщили. Значительное количество свидетелей не подтвердили наличие синяков на теле Прокопьевой». Адвокат добавил, что по поводу найденного фрагмента ткани эксперт доказал, что тот не относится к рубашке Лошагина. «Фрагмент ткани был обнаружен только 27 сентября. Однако изначально обыск проводился очень тщательно 3 сентября — но ни бокала, ни ткани тогда не нашли», — подчеркнул Лашин.

«Обнаружен был бокал широкий, а не узкий, из которого пил Лошагин. Отпечатки на нем не его. Все эти доводы говорят, что при вынесении приговора эти доказательства не могут лечь в основу обвинительного приговора. Лошагин искал Юлию в социальных сетях, общался с лейлой, не направил заявление в полицию потому что оснований опасаться за ее жизнь не было», — эти тезисы привел в своем выступлении Лашин. Примерно о том же говорила и второй адвокат, Зоя Озорнина.

Апелляция по приговору Дмитрию Лошагину, свердловский облсуд. Екатеринбург, лошагин дмитрий, озорнина зоя

Отдельно стоит коснуться рапорта опера Павла Прокопчика, которому Лошагин якобы признался в убийстве. По словам Лашина, во время этого «опроса» статуса подозреваемого и обвиняемого у фотографа не было. Поручение о проведении следственных действий по документам в отношении Лошагина произошло 23 сентября, а на рапорте даты нет. «Беседа проведена в СИЗО № 1 Екатеринбурга, где Лошагин уже был обвиняемым. Рапорт не отвечает процессуальным требованием. Поэтому на основе этого документа не может быть вынесен приговор», — отметил Лашин.

Сам Лошагин заявил, что оправдательный приговор считает обоснованным и свою вину не признает.

Решение по делу будет вынесено в 17.00.