Дело Лошагина сравнили с делом Чикатило. В Екатеринбурге завершается процесс над известным фотографом. Защита представила свою версию 30 Октября 2014, 15:15

В эти минуты в Октябрьском районном суде Екатеринбурга продолжается процесс над известным фотографом Дмитрием Лошагиным, который обвиняется в убийстве своей жены Юлии Прокопьевой-Лошагиной. Сегодняшнее заседание должно было стать одним из завершающих — было запланировано окончание прений и последнее слово подсудимого.

Начался процесс с опозданием — Лошагина завели в зал примерно в 14.20. В это время там было уже около двух десятков представителей СМИ. Вначале слово было предоставлено адвокату Сергею Лашину.

«Много доказательств было с обеих сторон. Уверен, что Лошагин не причастен к убийству. Недавно читал про Чикатило... По его делу один человек был расстрелян. Какие чувства он испытал при виде дула ружья... Лошагин оказался в такой же ситуации. Презумпция невиновности — обвиняемый не должен доказывать свою невиновность. Нужно ответить на вопрос — умышленно ли Лошагин причинил телесные повреждения Прокопьевой. От Лошагина ждали версии — как наступила смерть его жены. Но он доказывать это не должен. Мотив и цели преступления не доказаны», — начал Лашин. Сравнивая дело Чикатило и Лошагина, защитник, скорее всего, имел в виду, что изначально вместо маньяка расстреливали невиновных лиц.

Также он отметил, что отношения Лошагина и его жены были хорошими и добрыми. По его словам, они хотели продолжить жить вместе, планировали завести детей. Затем Лашин стал зачитывать показания свидетелей, которые характеризовали отношения Лошагина и Юлии как позитивные. Адвокат рассказал, что Дмитрий всегда дарил жене цветы, делал ей подарки. Он еще раз пояснил, что об этом рассказали несколько свидетелей. Еще раз напомнил защитник о самом большом подарке — автомобиле Audi, на покупку которого фотограф взял кредит.

«Летом 2013 года Дмитрий заказал для Юлии портрет. Его выполняла художница Ичкинская. В их отношениях были красивые ухаживания, он ей восторгался. Дима с Юлей строили планы на будущее, хотели уехать в Чехию и родить там детей», — рассказал Лашин. Затем он привел слова Лошагина о том, что он хотел продать лофт, чтобы устроиться в Чехии. При этом, по словам Лашина, органы предварительного следствия представляли продажу лофта как одно из доказательств в пользу его вины. «Но это не так, продавал лофт он давно», — добавил Лашин.

Также адвокат в своей речи отметил, что никто не слышал звуков борьбы, никто не слышал криков. «Почему Юлия не кричала, почему не звала на помощь, это так и осталось невыясненным», — отметил Лашин, добавив, что, как полагает следствие, убили Прокопьеву в лофте во время вечеринки, где было очень много людей.

«Объективная сторона преступления не доказана. Время смерти не установлено. Две криминалистические экспертизы были проведены по кроссовкам Лошагина. Выяснилось, что вещества на них и на рубероиде, найденном на месте нахождения трупа, только вероятно соотносятся», — отметил Лашин и подчеркнул, что идентичность не установлена. Более того, сам Лошагин заявил, что эти кроссовки носил десять лет назад и вообще в другой стране.

Также адвокат считает, что точно установить, был ли Лошагин на месте обнаружения трупа, невозможно. Лашин напирал на то, что его подзащитный ездил на кемпинг «Европа-Азия». Поэтому версия следствия о биллинге не имеет права на существование. Также в очередной раз представитель защиты заявил, что Лошагин собирался вернуться в Екатеринбург после краткого визита в Симферополь.

«Еще одно доказательство — бокал. Его нашли в лофте во время обысков. Эксперты пришли к выводу, что на бокале найдены не следы пальцев рук Лошагина. На фотографиях с вечеринки видно, что сам Лошагин держит в руке другой бокал», — отметил Лашин и объяснил, что все это сомнения, а сомнения трактуются всегда в сторону подсудимого.

Также адвокат рассказал, что на самом деле Лошагин после исчезновения Юлии все-таки ее искал. Во-первых, он выезжал в кемпинг, во-вторых, он звонил ее подруге Лейле и, в-третьих, он искал ее через социальные сети.

Добавим, что на заседании присутствует мать убитой модели — Светлана Рябова. Она иногда что-то комментирует, чем вызывает неудовольствие судьи Измайлова. Он даже сделал ей замечание, что если она еще раз нарушит правила судебного заседания, то будет удалена из зала.